Аккаунт не активирован. Проверьте почту . 
  1. Работа в Украине
  2. Публикации о работе
  3. Моя профессия
  4. Социолог

Под вопросом

6 Март, 2007 27805

 

Досье Владимир Ильич Паниотто— президент маркетинговой исследовательской компании InMind, д.ф.н., профессор кафедры социологии «Киево-Могилянской академии». Автор 9 книг, более 140 статей и разделов в монографиях. В разные годы был и является членом различных профессиональных сообществ маркетологов и социологов — «Социологической ассоциации Украины», «Международной социологической ассоциации», «Американской социологической ассоциации», AAPOR, WAPOR, ESOMAR. Один из 2-х украинских социологов, включенных в издание «Who is Who in the World», а также консультант Всемирного банка, первый Национальный Представитель Ассоциации ESOMAR в Украине. Образование: КНУ им. Т.Шевченко (диплом математика), степень кандидата философских наук по специальности «прикладная социология», степень доктора философских наук по социологии. Предыдущий опыт работы: Институт философии, Институт социологии Академии Наук Украины, где возглавлял сектор компьютерного моделирования социальных процессов, а затем отдел методологии и методов социологических исследований, visiting professor в Johns Hopkins University (США), Высшей школы экономики (Москва).

Чтобы расширить представления социума о тех, кто его исследует не покладая рук, самое верное — обратиться к специалистам, стоявшим у истоков отечественной социологии. «К сожалению, социологию чаще всего отождествляют с опросами общественного мнения, — комментирует Владимир Ильич Паниотто, генеральный директор Киевского Международного Института Социологии (КМИС).Но не все аспекты общественных процессов можно изучить, прибегая к одним опросам, в частности, не справиться с задачей прогнозирования направлений развития общества. Потому опрос — всего лишь один из инструментов в работе социолога, равно как и само общественное мнение — один из объектов сферы его интересов».

 

— Каковы были первые шаги социологии в Украине?

— Социология в Украине (еще в составе Советского Союза) появилась гораздо раньше, чем возникла система образования по специальности, поэтому в отрасль пришли представители разных профессий — математики, физики, экономисты, преподаватели научного коммунизма, журналисты, философы. Заниматься новой наукой было сложно по нескольким причинам. С одной стороны, изолированность, и недостаточность обмена опытом с зарубежными коллегами. С другой, ограниченность проблематики, регламентируемой «компетентными органами»: в основном занимались решением производственных задач. Но и эти темы подвергались нещадной цензуре, даже анкету для опросов нужно было утверждать в горкоме партии. Больше внимания уделялось методологической работе. В результате, советская социология обогнала Запад. Для сравнения: сегодня всемирные профессиональные конгрессы «укладываются» в пятидневный срок, а в Союзе по 2 недели проходил семинар, посвященный только математическим методам социологии.

 

— Чем отличается наука об обществе XXI века?

— Раньше специалисты навязывали свои идеи и предложения, но после 1991 года, принесшего первые президентские выборы, возник спрос на электоральные исследования, а вскоре и на маркетинговые. Это, в свою очередь, привело к появлению частных социологических центров и увеличению количества прикладных исследований. К примеру, в академии наук, где я возглавлял отдел методов и моделирования социальных процессов, проводилось в среднем два исследования в год. Сейчас один только КМИС ведет почти 100 проектов ежегодно. Сегодняшние социологи имеют возможность кооперироваться в рамках международных проектов и исследований, учиться за рубежом или по американским учебникам. Однако поголовная ориентированность на прикладные исследования негативно сказывается на развитии науки, да и разработкой методов практически никто не занимается.

 

— Насколько перспективно занятие социологией?

— Обратимся к фактам. На социологической практике студенты Киево-Могилянской академии проводили опрос выпускников факультета социологии с момента его основания. Вопреки даже самым смелым ожиданиям, оказалось что большинство (80%) трудятся по специальности или в смежных отраслях: половина занимается маркетинговыми исследованиями, 30% — социсами и около 20% работают на электронных биржах, менеджерами по организации различных программ в международных фондах, помощниками депутатов. Не испытывают трудностей с трудоустройством и иммигрировавшие социологи. К примеру, одна наша выпускница ныне вице-президент банка «Джей Пи Морган Чейз». При встрече я, правда, сказал ей, чтоб особо не гордилась, потому что мне тоже 50 долларов к зарплате прибавили! А если серьезно, даже в нашей стране зарплата у давно практикующих социологов выше, чем у преподающих профессоров. Что касается долгосрочных перспектив, думаю, что по мере развития экономики Украины несколько возрастет и потребность в социально-экономических и академических исследованиях (хотя вряд ли можно будет назвать этот рост интенсивным). Больше перспектив у социологов, занимающихся маркетинговыми исследованиями, потому что этот рынок более динамичен.

 

— А не отбивают ли социологи и маркетологи хлеб друг у друга?

— Говорить о конкуренции между маркетологами и социологами пока неуместно, потому что на рынке труда не хватает ни тех, ни других. Теоретически социологи должны заниматься исключительно социологическими исследованиями. Но на фундаментальные исследования, предполагающие изучение структуры общества и отдельных организаций, динамики социальных процессов с разработкой моделей и теорий, описывающих закономерности и механизмы развития социума, государство выделяет мало средств. Поэтому большая часть специалистов в области социологии вынуждены заниматься прикладными исследованиями, в числе которых 90% — маркетинговые. Сложно говорить и о том, какая подготовка является более эффективной, потому, что маркетологи лучше разбираются в специфике рынка, но проигрывают социологам в плане методологии исследований. Здесь низкий уровень подготовки маркетологов частично объясняется «молодостью» специальности, ведь первые социологи появились в нашей стране уже в 60-х годах прошлого века, когда о пришествии маркетологов даже не догадывались, а частично тем, что арсенал социологических методик гораздо шире. Поэтому чаша весов при выборе специалиста для проведения маркетинговых исследований чаще склоняется в сторону социологов.

 

— Не сказывается ли количество исследований на их качестве?

— Из ста проектов, проводимых КМИС в течение года, по-настоящему качественных не так и много. И дело не в нерадивости сотрудников, просто любые прикладные исследования по «серьезности» уступают научным. К тому же заказчики практически никогда не поручают специалистам анализ данных, ограничиваясь сбором информации. Частично это связано с тем, что солидные исследования долговременны, например, совместный проект с Мелвином Коном, бывшим президентом американской социологической ассоциации по изучению влияния социальной структуры на личность, продолжается 18 лет. Не буду говорить, что это рядовой проект, потому что таких масштабных исследований, в которых задействованы несколько стран — Украина, Польша, Китай, США, Япония, мало даже в мировой практике. В большинстве случаев стандартом является тот уровень качества, который удовлетворяет заказчика. Чаще всего клиенты хотят получить информацию быстро, не принимая во внимание большие погрешности. Возможно, заказчикам качественные исследования на сегодняшний день просто не нужны, ведь у рынка свои потребности.

 

— Кто выступает в роли заказчиков социсов?

— Раньше основными заказчиками были заводы и предприятия, частично — государство. Но предпосылками большей части заводских исследований была не насущная потребность, а скорее мода. Желая подтвердить этот тезис, один из львовских социологов во все свои отчеты вставлял фразу: «Кто дочитает отчет да этой страницы, звоните по такому-то номеру телефона и вас ожидает бутылка шампанского» и за несколько лет этот обещанный приз так никто и не потребовал, пока наконец не нашелся один особо скрупулезный читатель. Сегодня по объему заказов на первом месте — маркетинговые исследования, заказываемые торговыми компаниями, интересующимися ситуацией на рынке. На втором — электоральные исследования, необходимые политикам или партиям, желающим победить на выборах. Потом — социально-экономические, в основном заказываемые международными организациями, интересующимися ситуацией в Украине, — Всемирный банк, международная финансовая корпорация, USAID (департамент США для международного развития), фонд Сороса и т.д., а также отечественные компании с иностранными инвестициями. Иногда в роли заказчиков выступают «родные» министерства (как правило, это означает, что они получили международный гранд и выполняют требования каких-то зарубежных организаций).

 

— Правда ли, что одной из самых существенных проблем социологов является проблема плагиата результатов исследований и методик?

— В этом есть даже положительный эффект: когда формулировки вопросов в анкетах идентичны, можно сравнить результаты, полученные в разных центрах. Разумеется, случаи плагиата и другие проступки, противоречащие кодексу профессиональной этики социологов, рассматриваются профессиональными ассоциациями. Согласно законодательству, любая профессиональная ассоциация имеет право создавать суды, разбирающие подобные инциденты. Когда я был национальным представителем ESOMAR (европейского сообщества исследователей общественного мнения и маркетинга) в Украине, мы разбирали такого рода конфликты — жалобы одного из исследовательских центров на другой по поводу кражи методики. Но подобных случаев немного, потому что говорить о плагиате можно, если методика сертифицирована и на нее оформлены авторские права. В противном случае, доказать что-либо практически невозможно.

 

— Что дает социологам членство в профессиональных ассоциациях?

— Возможность получать заказы, участвовать в тендерах, а также контролировать качество проводимых исследований. Кроме того, ассоциации проводят конференции и учебные семинары, издают специальную литературу и ведомственные журналы. Практически все главные игроки на рынке стремятся вступить в ESOMAR, потому что эта ассоциация издает директорию исследовательских центров, по которой иностранные заказчики находят исполнителей. Но чтобы вступить в профессиональную международную ассоциацию, вы должны внедрить в свою работу их стандарты. Если на вас пожалуются конкуренты или клиенты за нарушение стандартов, ассоциация «выкидывает» недобросовестного члена из директории, что становится ощутимым финансовым ударом. У Социологической Ассоциации Украины (САУ) в этом смысле было гораздо меньше влияния, поскольку она не издавала подобную директорию и не могла способствовать получению заказов. Предполагалось, что во время выборов президента, САУ будет давать оценку и аккредитацию тем или иным социологическим центрам, выявляя халтурщиков — фирмы, созданные «под шумок», вытягивающие деньги из политических партий. Но, как оказалось, механизм не сработал: ни журналисты, ни политические партии не быль столь требовательны к уровню профессионализма центров, а сама САУ раскололась в 2004 году после exit polls на президентских выборах. Но есть надежда на ее возрождение: планируется учредительный съезд для восстановления ассоциации, правда, центр, скорее всего, будет находиться в Харькове. Надеемся, обновленная ассоциация принесет новые идеи и проекты.

Читайте также