Аккаунт не активирован. Проверьте почту . 
  1. Работа в Украине
  2. Публикации о работе
  3. Обучение, развитие, повышение квалификации
  4. Обучение

Учить? Да, и как можно лучше!

12 Июнь, 2008 690

Многие согласятся со мной, что изучать иностранный язык впрок, не чувствуя в этом ежедневной потребности (нет иностранцев, с которыми можно было бы разговаривать, зарубежные поездки - удел избранных, для работы знание иностранного языка совершенно необязательно) - непосильная задача. У меня хватало сил только дотянуть до экзамена или зачета (пять лет в школе и четыре года в институте).

Один из героев Эсы ди Кейроша («Переписка Фрадике Мендеса») убежден, что не надо знать иностранный язык в совершенстве. Стараться говорить по-английски, как англичанин - это равносильно предательству Родины. И тут же он рассказывает о своей тетушке, которая со своим больным желудком объездила всю Европу (не зная языков!) и в любой гостинице получала то, что хотела: свежие яйца. Она приглашала к себе в номер метрдотеля, вперяла в него взгляд своих умных глаз, распускала юбки и начинала приседать с одновременным подражанием кудахтанью курицы, несущей яйцо. И ее понимали везде! В каждой гостинице ей приносили свежие яйца (очевидно, тогда не знали о сальмонелле)!

Это хорошо на отдыхе, в путешествиях (и то далеко не всегда) - язык жестов достаточно универсален. А куда можно послать человека, который, извините за выражение, ни черта не понимает?

Представьте себе, что после короткого курса иврита меня послали заменить обслугу 90-летнего израильтянина, который говорил только на иврите. С ним надо было гулять и мыть его в душе. А весь мой лексикон тогда был тогда не богаче набора Эллочки-людоедки: «Здравствуйте», «До свидания», «Как вы себя чувствуете?». Может быть, было что-то еще, уже не помню. Но хорошо помню слезы моего старика, когда во время мытья он не мог получить от меня тряпку (которая ему почему-то была очень нужна) - я просто не понимал, о чем речь.

В те времена, когда я только осваивал азы иврита, в разговоре со своим зубным врачом я сказал, что язык - это деньги. Он слегка замешкался, а потом согласился. Действительно, плохое знание иврита (или полное незнание) не позволяет выбрать работу из того, что предоставляется иммигранту. Был бы разговорный английский - тоже было бы проще найти работу получше (не тяжелую физически, с более высокой оплатой, с лучшими социальными условиями, ближе к дому и весьма вероятно - по специальности).

Одно из многого, что поразило меня в Израиле: 1) арабы говорят по-английски, 2) продавцы на рынке и кое-где в магазинах тоже говорят по-английски (а некоторые даже понимают русский). И было очень противно рядом с ними ощущать себя немым. Вроде бы что-то я знал, а вот говорить меня не научили (а может быть, и не учили?). 

Так что язык - это деньги не в переносном смысле, а в прямом. И сетования на то, что за рубежом только человек с хорошим знанием языка может найти приличную работу, лишний раз убеждают в необходимости изучать язык страны, где собираешься долго (может быть, до конца своих дней) жить.

Можно вспомнить еще и про то, что плохое знание иностранного языка может привести к катастрофе: сколько было случаев, когда пилоты не понимали требования авиадиспетчеров и действовали очень опасно.

Что касается страны исхода, то часть населения и свой родной язык коверкает, как иностранный. Вероятно, многие помнят фильм Аркадия Райкина «Волшебная сила искусства». Его персонаж произносит: «Мой брательник - он сейчас у сестре. Он к сестры погостить поехал». Незабываемая фраза! А ведь так говорят! А теперь вопрос на сообразительность: какую должность может занять человек с таким языком? Однозначного ответа нет: достаточно общественных деятелей, которые с трудом могут что-то сказать.

Один из героев Леонида Броневого изрёк: «Знать иностранный язык - это так культурно!». Так что нет вопроса - учить или не учить? Ответ однозначный - учить! И как можно лучше! 

Читайте также