Аккаунт не активирован. Проверьте почту . 
  1. Работа в Украине
  2. Публикации о работе
  3. Новости Украины и мира
  4. Статьи

Переизбрание судьбы

17 Март, 2008 962

Вообще, семья Степана Петровича всегда была дружной. Все годы совместной жизни жена проявляла чуткость к той ответственности и нервному напряжению, которые накладывал на ее мужа высокий пост директора фабрики модельной обуви. Жена Степана Петровича первой в городе примеряла самые модные туфельки и сапожки, и не стала бы устраивать мужу скандал за неделю до очередного переизбрания его директором из-за какой-то машины. Видимо, причина крылась намного глубже.

Правда, если вернуться на месяц назад, то можно вспомнить, что в доме вышел из строя еще и посудомоечный шкаф, а еще жена не раз напоминала о необходимости купить новый утюг, что Степан Петрович и пообещал сделать сразу же после выборов в коллективе. Но чтоб из-за этого… 

Мысли Степана Петровича были полностью поглощены грядущими выборами на должность директора. Но где-то на горизонте мелькало легкое беспокойство. Словно тучка в ясном небе. 

А небо, то есть ситуация, была, можно сказать, вполне ясной: стаж работы директором у него почти десять лет. До пенсии пока далеко. Рабочие его уважают, да и у министра он на хорошем счету. Какие сюрпризы может преподнести будущее собрание? Никаких. Но все равно, нервное это дело — ждать назначения. 

А потом, в самом начале марта, набежали и тучи посерьезнее. Ни с того, ни с сего объявился другой претендент на должность, начальник отдела реализации готовой продукции Свиридов. По коридорам, цехам, углам курилок и кабинетов поползли слухи о «заговоре». Разумеется, людям, занятым делом, некогда внимать всяким слухам. Мало ли что болтают! Но, возможно, именно из-за этого жалобы жены на поломку стиральной машины не нашли у мужа должного отклика. 

Сначала он отмахивался: «Потом, дорогая, потом, подожди немного, вот пройдут выборы!..» Но вскоре машина, которая сперва просто капризничала, дребезжала, исподтишка хлюпала на хозяйку мыльной пеной, отказалась работать категорически. 

Вызвали мастера. Причина неисправности оказалась в главном программном модуле. Но детали для замены на складе сервисной службы не нашлось: придется ждать поставок от фирмы-производителя. Когда машина заработает, и будет ли работать вообще… вопрос сложный. Мастер обещал постараться и добыть необходимый модуль через неделю. 

Но это еще бабушка надвое сказала, а вот выборы на этой неделе состоятся несомненно, поэтому звонить в сервисный центр с напоминанием о детали Степан Петрович отказался… разок… а может быть, два или три… В сущности — мелочь! Но жена дала понять, что обиделась. Увы, Степан Петрович, слишком занятый мыслями о выборах директора, не понял намека. Или понял, но, не сочтя важным, сразу забыл. Хотя, может, и не совсем, ведь смутная тревога иногда посещала его даже на производстве, в самые ответственные моменты, но на фоне глобального беспокойства как-то терялась. 

Тем временем, наступил день выборов. 

Утро прошло в молчании. Жена старалась ничем не задержать и не расстроить мужа. Взяла у соседки утюг и выгладила его лучший костюм. Помогла завязать красивый широкий узел на галстуке и пожелала удачи. Все как обычно в день выборов. Так продолжалось не один год, но каждый раз в этот день директор фабрики страшно волновался, как отличник перед экзаменами. 

Все работники фабрики здоровались со Степаном Петровичем с преувеличенной вежливостью. А ему приветствия казались наигранными, как будто отвернись он, и сослуживцы за спиной примутся шушукаться и многозначительно перемигиваться. Заместители тоже расшаркивались и уверяли в своей преданности, втихомолку делая ставки, переизберут сегодня директора или нет. 

Голосование было тайным и преподнесло неприятный сюрприз. Два кандидата набрали почти равное количество голосов, и прежнего директора выбрали с минимальным отрывом. Поздравления коллег почему-то не радовали. Степану Петровичу казалось, что тот, кто поздравляет его радостнее всех, на самом деле голосовал «против». Зато второй кандидат Свиридов вел себя достойно, и директору понравилось, как он держится, проиграв выборы. Его рукопожатие не было фальшиво-подобострастным, и это несколько успокоило Степана Петровича. 

Дома его ждал скромный праздничный ужин. Настоящее празднование будет, когда придет утверждение из министерства легкой промышленности. Выросшие дети жили отдельно, но в этот вечер присоединились к главе семьи. Степан Петрович много говорил и был весел: рассказывал, какими интриганами оказались его заместители, и как трудно кому-то доверять в наше время. Потом зашел разговор, что и в прежние времена было трудно выбрать тех, кому можно полностью доверять. После этой тирады дети засобирались домой. 

Приближался первый весенний праздник 8 Марта. Фабрика всегда поздравляла своих многочисленных покупательниц новыми демисезонными линиями модельной обуви, а работниц — премиями. Степан Петрович готовил ежегодную речь, и конечно ему было не до того, что стиральная машина до сих пор не работает, в коридоре сгорела лампочка, утюга нет, и жена обходится без посудомоечной машины уже целый месяц. 

Праздник выпал на выходной. В коллективе его отмечали накануне, в пятницу. Утром Степан Петрович очень спешил и почти не видел жену. Она подала ему кофе с бутербродами и сказала, что должна куда-то уйти. Мол, записка на столе. «Ах, это видимо, напоминание по поводу проклятой машины!» — подумал муж. Услышав, как хлопнула дверь, сразу забыл о записке. Сегодня его ждали дела поважнее. 

Утро выдалось пасмурным, все невероятно торопились. На каждом углу пестрели яркие букеты, но как только Степан Петрович доходил до угла и бросал взгляд на цветы, там уже извиняющеся скромно желтели лишь трогательные веточки мимозы. Степан Петрович проверил по ежедневнику, заказано ли заместителю директора по хозяйственной части купить цветы всем работницам фабрики и, убедившись, что все в порядке, удовлетворенно вздохнул. 

На работе директора встретила необычная суета. Не ожидая никаких неприятных сюрпризов, Степан Петрович хотел скорее начать утреннее совещание. И тут узнал о причине странного оживления и косых взглядов. Из министерства пришло подтверждение о назначении директора фабрики. Хотите, верьте, хотите, нет, но Степана Петровича, заслуженного работника, хорошего организатора и директора со стажем в должности не утвердили!!! Так что поздравительную речь в честь женского праздника сегодня будет говорить новый директор, Свиридов Павел Александрович. И очень хорошо, что уже закупили цветы и выписали премии. Иначе бы новый директор за всеми хлопотами вступления в должность вполне мог об этом забыть или просто не успеть. 

Снова шлейф перешептываний и косых взглядом провожал теперь уже бывшего директора Степана Петровича по всем коридорам огромного здания фабрики. Сослуживцы вначале неискренне уверяли его, что это ошибка и сыпали репликами «невозможно поверить» и «о чем они там, в министерстве, думают!» — но утешения быстро иссякли. Пора поздравлять с официальным вступлением в должность нового директора и о существовании бывшего как-то легко все забыли, начиная от заместителей и заканчивая секретарем. 

Из-за наступающего праздника сегодня был «короткий» день. Все спешили домой. Мужчины — чтобы успеть купить букеты дамам сердца. Женщины — чтобы скорее принять праздничный вид и накрыть на стол. 

«Что я скажу дома?» — напряженно думал Степан Петрович. Погруженный в свои невеселые мысли, или все еще пребывая в шоке от неожиданного известия, так или иначе, но только на пороге своей квартиры он понял, что забыл купить на завтра жене цветы. 

«Нехорошо. Праздник, все-таки. Впрочем, что тут веселого? Что праздновать? Карьера пошла под откос, когда я этого меньше всего ожидал! Как же так получилось?..» 

Занятый собой, Степан Петрович не сразу обратил внимание на непривычную тишину и пустоту в квартире. Опытный глаз директора фабрики, пусть и бывшего, сразу отметил полное отсутствие женских моделей обуви в коридоре, но в сознание эта информация пока не пробилась, усилив лишь подсознательную тревогу. На кухне остались немытые после завтрака тарелки и чашки, что было уж вовсе непривычно. В поисках объяснений Степан Петрович повертел головой и заметил лист бумаги со знакомым почерком жены. На столе, прижатая краем блюдца, лежала записка. 

«Поздравляю с назначением. Надеюсь, на работе все прошло хорошо, дорогой.

Праздничный ужин в холодильнике. Я больше тебе не нужна, я ухожу». 

Степан Петрович долго читал, недоумевая, чего же не хватает в записке? И, наконец, понял: не сказано, куда ушла и когда вернется жена. Постепенно до его сознания дошли ее утренние слова о том, что она уходит. Таким тоном говорят, только если не собираются возвращаться! Как он сразу не сообразил! 

Земля, за сегодняшний день уже не раз уходившая из-под ног, снова покачнулась и окончательно встала на место. Туман предвыборной лихорадки рассеялся, и Степан

Петрович увидел свое нынешнее положение ясно, резко, без прикрас. 

Он остался один. В своем эгоистичном неврозе последних недель он совершенно забыл о своей жене. Которая всегда была рядом, постоянно помогая ему. Без нее Степан Петрович никогда не стал бы директором фабрики. А теперь он потерял и должность, и свою драгоценную половину. Для него уже не стоял вопрос: «Как она могла так поступить со мной?» — тот самый, который бывший директор задавал себе весь день относительно министра, и своих, как казалось, преданных работников. Его пронзила мысль: «Я забыл поздравить ее с праздником! Все эти дни только и рассуждал, что о подарках, да как буду поздравлять всех на производстве, а о собственной родной жене забыл! Удивительно, как она еще не запустила в меня тарелкой, вместо того, чтобы готовить завтрак? Ах, моя дорогая, моя бесценная, не хотела волновать в такой ответственный для меня день! Она ведь помнила, что подтверждение назначения придет сегодня. Если бы она только знала, как все обернулось…» 

Жестокая реальность ледяным острым ошейником сжала горло. Жена не узнает, что произошло сегодня, и не сможет поддержать его. Она ушла. Весь этот месяц она жила только его нуждами и стремлениями, все только ради него, ради его спокойствия и удобства. А ее собственные желания игнорировались. Он даже не захотел помочь ей наладить бытовую технику, без которой постоянная работа по дому становилась вдвое труднее. Даже не заметил ее стараний, воспринимая нежную заботу как должное. Они столько лет прожили вместе. Вырастили детей, вместе делили и трудности, и домашнюю рутину. А теперь, когда ему так нужна помощь единственного человека, который не предаст, не станет фальшиво улыбаться в лицо и строить козни за спиной… Теперь его жены нет рядом. И не болезни и невзгоды их разлучили, а его собственная эгоистичная черствость. 

Забыть поздравить жену с наступающим 8 Марта после всего, что она для него сделала, это уж слишком! Ах, как он сразу не сообразил?! Ведь завтра их юбилей! Ровно двадцать пять лет назад, день в день, с веточкой мимозы в руках он сделал ей предложение! 

Телефон равнодушно задребезжал. Степан Петрович метнулся к столу. Звонил мастер из сервисной службы. Нужная деталь чудом нашлась. Когда ее доставить? Ведь завтра праздник… 

Степан Петрович починил стиральную машину и разогрел ужин. Весь следующий день, субботу, посвятил домашним делам. Сходил в магазин за хлебом. Полил цветы. Пропылесосил ковры в комнатах. Назло себе, стараясь искупить собственную черствость и невнимание, вспоминал мельчайшие поручения жены, которые так долго не находил времени выполнить. 

Вечером купил в супермаркете на углу новый утюг и, сам не зная зачем, забрал у старушки букет мимозы, который теперь некому было дарить. Поставил веточку в вазу на кухонном столе. И, не обращая внимания на кипевший чайник, заплакал, сидя один в празднично убранной квартире. 

Чайник надрывался, заливаясь булькающим разбойничьим свистом. Степан Петрович ничего не видел и не слышал вокруг. Перед его глазами проходила четверть века, где рядом с ним постоянно был родной человек, на которого он привык полагаться во всем. Так привык, что уже и не замечал сокровища, которым владеет… 

— Степушка, чайник закипел. Ужинать-то будешь? 

Она пришла. Он не стал задавать вопросов, узнала она, что его сняли с должности или просто вернулась, потому что простила его? Главное, она здесь. Пришла. 

Он неловко взял ветку мимозы, вместе с вазой. 

— Это тебе. 

За окнами кружил редкий мартовский снежок. На город спускался синий праздничный вечер. 

Елена КРЫЖАНОВСКАЯ

Читайте также
  • "Обычная необычность" нестандартных вакансий 9 Декабрь, 2016Совсем еще недавно, интернет гремел от предложенной китайцами вакансии на должность «обнимателя панд», однако, и отечественные работодатели радуют своим креативом в изобретении оригинальных должностей.
  • Тестовое задание: «развод» наивных или «бракосочетание» с вакансией? 8 Декабрь, 2016Стоит понять кому, кто и для чего предлагает выполнение тестовых заданий и чего следует опасаться кандидатам на самом деле.
  • Реформа оплаты труда 2017 7 Декабрь, 2016На днях на заседании Верховной рады был принят законопроект №5130 об оплате труда. Как известно, Верховная Рада давно обещала значительные изменения для украинцев в вопросах оплаты труда, внесение единого социального налога, пенсионного обеспечения, социальной политики и прочего. Первым значительным решением стало повышение уровня минимальной заработной платы до 3200 гривен, которое вступит в силу автоматически с 01.01.2017. Принятая 6 декабря реформа оплаты труда также вступает в действие с 1 января нового года, а также внесет конкретные изменения в Кодекс законов о труде.
  • «Мусорщик», «киллер» и другие «особенности» интернет поиска работы. 7 Декабрь, 2016Помня, о неплохих заработках в студенческие годы, которые давала нам: студентам –биологам, подработка (да простит меня Небо) на дежурствах в провинциальном морге и на покраске высоченных труб местной мануфактуры, я начал иступлено бомбить интернет запросами типа «ищу грязную работу» или «возьмусь за высокооплачиваемую рискованную работу».
  • Тот самый фриланс: романтика и ужасы свободного полета 6 Декабрь, 2016Возможности современного мира, все чаще позволяют человеку делать вещи, еще в недалеком прошлом неприемлемые. Как, например, работать фрилансером.